Интроспекция

размещено в: Словарь психолога | 0

ИНТРОСПЕКЦИЯ — метод самонаблюдения, психологического анализа, изучения психики и ее процессов путем субъективного наблюдения за деятельностью собственной психики (=> самонаблюдение; моноспекция). Состоит в наблюдении собственных процессов психических, без использования инструментов или эталонов. Согласно Дж. Локку, есть два источника знаний: объекты внешнего мира и деятельность собственного ума. На первые направляются внешние чувства и в результате получаются впечатления (идеи) о внешних вещах. Вторые, к коим относятся мышление, сомнение, вера, рассуждения, познание и желания, познается особым внутренним чувством — рефлексией. Итак, даны два важных утверждения:

1) имеется возможность раздвоения, «удвоения» психики; душевная деятельность может протекать как бы на двух уровнях: а) восприятия, , мысли, желания; b) наблюдение, созерцание этих восприятий, мыслей и желаний;

2) деятельность души первого уровня есть у каждого, деятельность второго уровня требует специальной организации; это — специальная деятельность, и без нее знание о душевной жизни невозможно. Практические выводы из этих положений делались такие:

1) психолог может проводить исследования лишь над самим собой; желая знать, что происходит с другими, нужно поставить себя в те же условия, пронаблюдать себя и по аналогии сделать выводы о содержании сознания другого человека;

2) поскольку интроспекция требует особой деятельности, требуются долго упражняться в ней. Метод интроспекции некогда был признан не только главным, но и единственным. В основе этого убеждения лежали два бесспорных обстоятельства:

1) фундаментальное свойство процессов сознания непосредственно открываться — репрезентироваться — субъекту;

2) закрытость тех же процессов для внешнего наблюдателя. Тогда сознания людей сравнивались с замкнутыми сферами, разделенными непреодолимой пропастью. И обоснование верности метода интроспекции кажется ясным и строгим: предмет психологии — факты сознания; последние непосредственно открыты лишь индивиду, в сознании коего они происходят; следовательно, изучать их можно только методом интроспекции. На самом деле в этих утверждениях заключена одна из самых сложных и запутанных проблем психологии — проблема самонаблюдения. Отмечались важные дополнительные преимущества метода интроспекции:

1) считалось, что в сознании непосредственно отражается причинная связь явлений психических, а потому положение психологии считалось намного более легким, чем у других наук, кои должны еще доискиваться до причинных связей;

2) интроспекция поставляет психологические факты в чистом виде, без искажений, чем психология также выгодно отличается: если при познании внешнего мира органы чувств, взаимодействуя с внешними предметами, искажают их свойства, то для психолога данные ощущения — именно та действительность, что его интересует; и любое чувство, кое испытывает человек, независимо от его объективной обусловленности или причины, есть истинный психологический факт: между содержаниями сознания и внутренним взором нет искажающей призмы! Так что применение интроспекции подкреплялось соображениями об особых преимуществах этого метода. И в психологии конца XIX в. начался грандиозный эксперимент по проверке возможностей метода интроспекции. В большинстве случаев исследовались не факты сознания в обыденных жизненных обстоятельствах, что и само по себе могло бы представлять интерес, но лабораторные опыты, проводимые «в строго контролируемых условиях». У самых строгих интроспекционистов эксперименты осложнялись дополнительными требованиями:

1) интроспекция должна была направляться на выделение простейших элементов сознания — ощущений и элементарных чувств;

2) испытуемые должны были избегать терминов, описывающих внешние объекты, и говорить лишь об ощущениях, вызываемых этими объектами, и о качествах этих ощущений; ответ в терминах внешних ощущений назывался ошибкой стимула. Но по мере расширения исследований обнаружились крупные пробелы и трудности. Становилась все более очевидной бессмысленность такой «экспериментальной психологии». Накапливались противоречия в результатах — даже иногда у одного и того же автора при работе с разными испытуемыми. Зашатались и основы психологии — элементы сознания: обнаруживались такие содержания сознания, кои никак не могли быть разложены на отдельные ощущения или представлены в виде их суммы (например, мелодия, сохраняемая при изменении тональности, хотя в ней изменяется каждый звук). К тому же систематическое применение интроспекции обнаружило нечувственные, безобразные элементы сознания. Наконец, стали выявляться неосознаваемые причины некоих явлений сознания (-> бессознательное). Итак, вместо торжества психологии, обладающей столь уникальным методом, в ней стала складываться ситуация кризиса. Дело было в том, что доводы в пользу интроспекции выглядели верными лишь на первый взгляд. Так, возможность раздвоения сознания оказывается мнимой: наблюдение за ходом собственной деятельности мешает ей, а то и вовсе разрушает. Столь же разрушающе влияние рефлексии на протекание чувств. Показано, что одновременное выполнение двух различных деятельностей возможно либо путем быстрого перехода от одной деятельности к другой, либо когда одна из этих деятельностей относительно проста или, во всяком случае, отработана до автоматизма. Поскольку интроспекция тоже «вторая деятельность», то ее возможности крайне ограничены. Интроспекция полнокровного акта сознания возможна лишь при прерывания его. Возможность раздвоения сознания все же существует, но с ограничениями: она вообще невозможна при полной отдаче некоей деятельности или переживанию, и в любом случае вносит искажающее влияние (принужденное поведение и прочее — когда человек и делает нечто, и отслеживает, как это выглядит). Так что данные, получаемые интроспекцией, слишком неопределенны, чтобы на них основываться. И сами интроспекционисты довольно быстро это поняли: они отмечали, что приходится наблюдать не столько сам протекающий процесс, сколько его затухающий след, а чтобы следы памяти сохраняли возможно большую полноту, нужно дробить процесс актами интроспекции на мелкие порции. Так интроспекция превратилась в «дробную» ретроспекцию. Возможность путем интроспекции выявлять причинные связи в сфере сознания ограничивается примерами отдельных, произвольных действий среди множества необъяснимых фактов сознания. И вообще, если бы можно было непосредственно усматривать причины процессов психических, то психология была бы совсем не нужна. Мнение о том, будто интроспекция поставляет сведения о фактах сознания неискаженно, тоже представляется ошибочным уже в свете данных о вмешательстве интроспекции в исследуемый процесс. Делая отчет по памяти даже о только что пережитом опыте, человек неизбежно его искажает, ибо направляет внимание только на определенные его стороны. Особенно сильно искажающее внимание наблюдателя, который знает, что именно он ищет. Так практика применения и углубленное обсуждение интроспекции обнаружили ряд фундаментальных недостатков этого метода, столь существенных, что они поставили под сомнение метод в целом, а вместе с тем — и предмет психологии, с коим тогда метод интроспекции был неразрывно связан (=> метод экспериментальный). В качестве самостоятельных вариантов метода интроспекции выделяются;

1) интроспекция аналитическая;

2) интроспекция систематическая;

3) самонаблюдение феноменологическое.

ИНТРОСПЕКЦИЯ АНАЛИТИЧЕСКАЯ — метод интроспективный, разработанный в школе Э. Титченера. Характерен стремлением к полному расчленению чувственного образа на составные элементы, не редуцируемые к параметрам раздражителя.

ИНТРОСПЕКЦИЯ СИСТЕМАТИЧЕСКАЯ — метод интроспективный, разработанный в школе Вюрцбургской. Характерен ориентацией на отслеживание основных стадий процесса мышления на базе ретроспективного отчета.

ИНТРОСПЕКЦИЯ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ — «самонаблюдение экспериментальное», при коем испытуемый тщательно наблюдает за динамикой переживаемых им состояний на каждой из стадий выполнения инструкции. Испытуемый, прошедший специальную подготовку, описывает то, что он чувствует, оказавшись в некоей ситуации. Имеет два больших недостатка:

1) крайняя субъективность — поскольку каждый испытуемый описывает собственные впечатления или переживания, кои очень редко совпадают с впечатлениями другого испытуемого;

2) что еще хуже ощущения одного и того же испытуемого меняются день ото дня и час от часа.

(Головин С.Ю. Словарь практического психолога — Минск, 1998 г.)

ИНТРОСПЕКЦИЯ (от лат. introspecto — смотрю внутрь) — особый способ познания человеком своего сознания, который заключается в якобы «непосредственном» восприятии его феноменов и законов. Идеи И. как особого метода познания сознания были обоснованы в трудах Р. Декарта (который говорил о непосредственном характере познания собственной душевной жизни) и Дж. Локка (выдвинувшего концепцию 2 типов опыта: внутреннего, или рефлексии, который дает нам знания о деятельности нашего «разума», и внешнего, или ощущения, который дает нам знания о мире внешнем). В конце XIX в., когда психология становится самостоятельной наукой, И. пытаются соединить с экспериментом (школа В. Вундта). Впоследствии возникает ряд вариантов метода И.

1. Аналитическая И. в школе ученика Вундта Э. Титченера, процедура которой требовала полного расчленения чувственного образа на «элементы», не впадая при этом в «ошибку стимула».

2. Метод «систематической И.» в Вюрцбургской школе, направленный на прослеживание основных стадий процесса мышления с использованием ретроспективного отчета.

3. Метод феноменологического самонаблюдения в гештальт-психологии, который требует от «наивного испытуемого» непредвзятого описания психических феноменов в их непосредственности и целостности. Последний метод имеет своим истоком метод «внутреннего восприятия» Ф. Брентано, который считал невозможным расчленение сознания на отдельные самостоятельные «элементы» и призывал к непосредственному «восприятию» (а не к наблюдению, которое всегда расчленяет) актов сознания. Варианты метода феноменологического самонаблюдения использовались в описательной психологии В. Дильтея, гуманистической психологии и др.

Метод И. и интроспективная психология были подвергнуты критике в различных психологических направлениях. В бихевиоризме (при сохранении интроспективного понимания сознания) метод И. отрицался как принципиально ненаучный; в психоанализе он отвергался на основании игнорирования бессознательного, недоступного И.; И. М. Сеченов, предложив свою концепцию предмета психологии, считал мифом обоснование существования особого «внутреннего зрения», отличного от объективного (внешнего) наблюдения. В сов. психологии принято было проводить различие между методом И. и методом самонаблюдения, хотя часто слова «И.» и «самонаблюдение» используются как синонимы. (Е. Е. Соколова.)

(Зинченко В.П., Мещеряков Б.Г. Большой психологический словарь — 3-е изд., 2002 г.)

Оставьте свой комментарий